Миа Бойка о работе с T-Killah, любви к T-Fest и негативе

Знакомство с рэпером Александром Тарасовым, известным под псевдонимом T-Killah, кардинально изменило жизнь молодой исполнительницы Миа Бойка. Всего за год Миа выпустила несколько «взорвавших» сеть хитов и сумела превратить творчество в профессию. О своём пути в шоу-бизнесе Миа рассказала в прямом эфире онлайн-чата #RUTalk, а также ответила на оригинальные вопросы зрителей.

— Как твоё настроение?
— Прекрасно! С пар к вам сразу же приехала.

— Ты учишься на вечернем отделении?
— Нет, пары были с утра до вечера. Магистратура, первый курс.

— Кем ты будешь?
— Факультет бизнеса, направление — менеджмент в инновационном предпринимательстве.

— Тебе это сейчас нужно в твоей жизни?
— Конечно, да! Я же работаю с людьми, со своими сотрудниками. Нужно знать психологию, и как это всё устроено.

— Ты хорошая студентка?
— Нет. Красного диплома точно не будет, но, в принципе, мне очень интересно учиться. Я могу спать три часа, встать, приехать, и мне реально интересно — я сижу, задаю вопросы. Плюс в том, что мы можем разобрать материал на примерах своих проектов — сегодня мы разбирали на паре по финансам мой проект.



— Ты написала множество хитов всего за год...
— В январе будет год, как мы начали с Саньком работать.

— Как началось ваше сотрудничество?
— Расскажу с самого начала. Он искал себе бэк-вокалистку, провёл кастинг. Мне подписчики прислали информацию, потому что я никогда не вижу никакие кастинги, а подписчики обо мне заботились и сейчас продолжают. Я отправила свою песню — на тот момент это была песня «Мы улетаем», в очень «сырой» версии. Причём, я её тогда выпустила и думала, что это очень круто. Ему понравилось, он меня позвал и предложил поработать. Его, видимо, заинтересовало то, что я сама пишу все песни и в этом плане достаточно самостоятельна.

— То есть T-Killah — твой продюсер?
— Если грубо обозвать, то да. А так, мы делаем всё вместе.

— На каких условиях вы работаете?
— Условия — это момент очень личный.

— Но хотя бы на более честных условиях, чем у многих лейблов?
— Конечно! Меня же звали в лейблы, я не согласилась. Для меня, в первую очередь, важна свобода выражения, свобода слова и всё прочее. С ним работать очень комфортно в этом плане.


— То есть свобода слова доминирует над денежной составляющей?
— Конечно! Всё, о чём мы договорились вначале, мы к этому не возвращаемся с тем, чтобы, допустим, спросить: «Ты помнишь вот это? Мы с тобой договаривались! Ну-ка, давай!». Нет, такого нет. Мы что-то решили, и каждый несёт свою ответственность.

— У тебя есть фиксированный оклад, или ты получаешь проценты?
— Оклада нет. Поэтому, если сказать по-честному, когда мы только начинали, я работала на трёх работах параллельно. Я работала в салоне красоты администратором, потом в другом салоне красоты. Работала сутки на одной работе, после суток просыпалась и бежала на вторую работу и работала так несколько месяцев. Я прогуливала институт, но приходила и всегда сдавала.

— Так продолжалось до тех пор, пока ты не начала зарабатывать музыкой?
— Да, и это меня мотивировало. Мы же всегда хотим создать себе «подушку», когда всё хорошо, есть, чем заплатить за квартиру. Я так работала на работах и не уходила, и у меня в проекте музыкальном тоже особенно ничего не происходило, потому что время всё уходило на работу. И в итоге я в один момент просто не поехала утром на работу. Они все были в шоке, что я не приехала. Я перестала отвечать на телефоны — это ужасный поступок, я знаю, но я просто ушла с этой работы, не зная, куда. Но постепенно всё начало получаться, потому что я шагнула в неизвестность.

— Какая часть творчества сегодня оплачивается тобой?
— У нас так распределено, что я создаю музыку, это моя интеллектуальная собственность, а Санёк продвигает её, и мы выпускаем материал. У нас есть команда, поскольку Саша уже много лет находится в этой сфере, у него есть свой продакшн, студия, и всё это проходит через него.

— Есть ли у вас контракт?
— Конечно, всё не на словах.



— Посоветуй, как бороться с депрессиями? Бывают ли они у тебя?
— Сейчас такая погода, что они у меня каждый день есть, мне кажется. Как бороться? Просто не оставаться одному, потому что, когда ты один, ты начинаешь погружаться в свои мысли, и тебя давит, давит. Главное — не находиться дома в этот момент, просто поднять себя и куда-нибудь отправить — в кино с друзьями, на квест, на студию. Главное — не позволять этому чувству начинающемуся развиться.

— С кем тебе хотелось бы спеть дуэтом?
— Есть те, с кем я могу сделать, и те, до кого мне ещё нужно дорасти. Могу сказать, что мне очень нравится T-Fest. Я бы хотела попасть к нему на концерт, но в этот момент мы улетим снимать клип. Мне кажется, он космический! Он мне очень нравится!

— Почему вокруг твоего имени столько негатива?
— Правда? Прикол! Я могу сказать, что негатива очень мало, его максимально мало.

— Как ты к нему относишься?
— Когда он есть, это круто. Я выпустила «Ананас Адидас», и после него начался негатив, до этого не было. Но это для меня новый интересный этап, потому что люди разделились на два лагеря: кто-то очень поддерживает, кто-то хейтит, но песня из-за этого поднимается в топ-чартах, и на этой песне в YouTube уже больше миллиона просмотров на моём «мёртвом» канале, на котором я вообще ничего не выкладывала никогда, только пару песен своих. Ни разу на улице не было негатива, все подходят сфотографироваться, говорят, какая я классная, улыбаются. В Интернете есть негатив, но его мало.



— Блокируешь ли ты негативные комментарии?
— Нет! И не читаю! Мне некогда.

— Твоя внешность — это часть образа?
— Это часть моего внутреннего ощущения и моего образа. Я уже несколько лет так хожу, мне очень комфортно.

— Отказываешь ли ты поклонникам в совместной фотографии, например, если не накрашена?
— Я теперь всегда накрашена, потому что был момент, когда в метро подошли сфотографироваться, а я была не накрашена. Отказываюсь, только когда очень сильно тороплюсь.



— Как ты справляешься с волнением во время выступлений?
— Я волнуюсь всегда, потому что это ответственность, люди пришли к тебе, послушать тебя. Санёк мне помогает, настраивает меня, подходит и говорит: «Давай!». Тем более, на наших сольниках все к нам приходят, что волноваться?! Все пришли на тебя посмотреть, это твои люди! Я всегда волнуюсь, как меня примут, и когда я выхожу и на первой песне понимаю, что всё хорошо, я отпускаю ситуацию и кайфую.

— Правда ли, что ты совсем не ешь сладкого?
— Мы, вся наша команда, в январе летим на Бали. Естественно, Санёк там будет при своей камере. И Маша будет вся на своей фигуре, ни единого жирочка. И я... У меня осталось два месяца, сейчас тренировки в зале каждый день, иногда по две тренировки в день.


Сколько средств Миа вкладывает в свой музыкальный проект? Как на внешность Миа реагируют маленькие дети? Какие книги читает певица? С какими неловкими ситуациями в метро сталкивается Миа? С какими западными звёздами сравнивают звезду? Что хранится в сумочке у Миа? Почему артистка не решается на пластические операции? Что Миа думает о нецензурной лексике в песнях? Верит ли звезда в дружбу между мужчиной и женщиной? И почему Миа не готова к отношениям?

Узнайте, посмотрев новый выпуск онлайн-чата #RUTalk прямо сейчас!

Загрузка...