KAVABANGA DEPO KOLIBRI: «Мы не говорим «публика», мы говорим «семья»»

Участники покорившего Интернет музыкального проекта KAVABANGA DEPO KOLIBRI — Александр Плисакин и Роман Манько — стали героями онлайн-чата #RUTalk и ответили на вопросы виджеев RU.TV и своих поклонников.
— Как появилось название KAVABANGA DEPO KOLIBRI? Не боялись ли вы, что оно будет сложным для восприятия?
Роман: Такая проблема была лет шесть назад, когда это всё формировалось. Нам дизайнер говорил: «Ребята, это unreal!».
Александр: Но мы упрямо сделали так. Не хочется себя нахваливать, но этим мы, определённо, задали тренд. Я не припомню коллективы, которые назывались бы псевдонимами участников, а после нас начало образовываться большое количество таких коллективов. В Харькове мы общались с HammAli&Navai, и они сказали нам: «Да, ребята, это вы задали этот тренд!».
— Что означают названия KAVABANGA и DEPO?
Александр: С Kavabanga всё просто — я хотел что-то яркое. Я был активным участником баттл-индустрии, участвовал в баттлах, откуда всё и пошло. И мне хотелось чего-нибудь яркого, дерзкого, непохожего, что меня характеризовало бы. Первое, что пришло мне в голову, было слово «Kavabanga». И этот псевдоним остался со мной.
Роман: У меня всё проще. У меня был сформировавшийся круг друзей. Я долго ломал голову над псевдонимом, мне хотелось больше андеграунда. Тогда мне казалось, что депо — это хранилище чего-то своего, чего-то важного, что это итог и результат, что это круто.
Александр: Людей, далёких от нашей музыки, мы повергаем в шок своим названием, например, таксистов на границе. Мы горды, что так называемся!

— Почему ваши совместные с другими артистами треки «выстреливают» сильнее?
Александр: Я не согласен с этим утверждением. За последнее время, кроме дуэтов, мы выпустили только одну сольную песню «Март», которая тоже стояла в чартах, поэтому сравнивать не с чем. А когда были наши предыдущие сольные песни, мы вообще нигде не мелькали. Сейчас мы готовим сольные песни, посмотрим, какие вершины будут брать они, и уже потом будем сравнивать.
— Нет ли у каждого из вас желания записать сольные песни?
Александр: У нас есть сольные треки, но у нас сформировалась такая концепция коллектива, мы так удачно звучим втроём... Сольные треки у нас всё равно будут проскакивать временами. Сейчас я очень хочу выпустить свой сольник. Мы все живём вместе, мы в курсе событий друг друга. Мы — такие «Бременские музыканты», которые на протяжении шести лет находятся в своём микромире. Роман в курсе всего, и даже если я буду делать что-то сольно, он будет принимать в этом участие.
— Нет ли у вас ощущения, что пришло время треков, а не артистов?
Александр: Не каждый исполнитель может быть артистом, и не каждый артист может быть исполнителем. Ты можешь быть крутым исполнителем, но как артисту тебе может очень много чего не хватать. Всё это — химия.
Роман: Мне кажется, сейчас время студийных рэперов.
Александр: Да, многие сейчас даже не заморачиваются над концертами, понимая, что могут зарабатывать на роялти и писать треки.
Роман: Поэтому артист даже на одной песне может «поднять» больше денег, чем в туре на 20-30 городов.

— В себе вы видите все эти качества?
Александр: Мы хотим развиваться, потому что, конечно, у нас куча недостатков. Каждый раз мы стараемся анализировать, что-то перешагивать, пересматривать, перебарывать по отношению к себе. Для нас каждый день — это новый опыт, непонятно, как он сложится и куда заведёт. Но есть ощущение драйва, которое выталкивает тебя из постели и открывает любые двери.
— Как вы анализируете свои выступления?
Роман: Первое время мы пересматривали все «лайвы» с концертов — садились и просматривали полностью все ошибки, анализировали. Со временем мастерство чуть-чуть выросло, и мы стали друг другу подсказывать, что лучше сделать. Например, Kava на куплетах делает такие терции, от которых я сам в шоке. Я могу подойти к нему после концерта и попросить в следующий раз ещё раз так сделать, потому что это реально было круто.
— Было ли сложнее покорить российского слушателя в сравнении с украинским?
Александр: Нет. Люди, которые предпочитают нашу музыку, они все замечательные. Я не вижу разницы в замечательности этого человека в отличие от другого.
Роман: Мы не говорим «публика», мы говорим «семья».
Александр: Мы очень близко, на расстоянии вытянутой руки, со своим слушателем. Можете писать нам личные сообщения, мы всегда стараемся отвечать, может, что-то посоветовать. Например, одна знакомая, которая просто ходила на наши концерты и слушала наши песни, не факт, что мы бы когда-то пересеклись, но она начала заниматься фотографией, приходить и фотографировать наши концерты, потом часто мелькала у нас перед глазами, мы познакомились, и вчера мы обсуждали, как она сдала экзамен. Мы дружим с людьми, которые нас слушают.

— Отменялись ли когда-нибудь ваши концерты по вашей же вине?
Роман: Сорванный голос, ангина, температура, упадок сил — всё, что может происходить с нами, никогда нас не останавливало. Оно могло дать какую-то паузу, или мы могли не исполнить какие-то песни. Ты помнишь, как ты в Чите вышел?
Александр: Да, у меня была температура сорок и ангина, но я всё равно вышел на пару песен.
Роман: И люди это чувствуют, это по-настоящему, это правда.
Александр: Единственная причина перенесённого или отменённого концерта — техническая.
— Насколько сегодня важны клипы и их бюджет?
Роман: Если идея толковая, то клип можно снять и за сто тысяч рублей. RASA свой первый клип «Под фонарём» сняли в Барселоне за 70 тысяч, но клип же крутой! Клип может немного популяризировать песню, но если песня сильная, то она будет играть абсолютно везде.
Александр: Отсутствие клипа — не критичный момент, но здорово, когда хорошая песня подтверждается хорошим клипом. Но мы знаем примеры, когда клипом можно испортить ощущение от песни.
— Почему вам не удавалось пробиться на телевидение?
Александр: Не будем юлить — мы особенно долго не стучались. Прежде, чем как-то поступать, мы стараемся делать это от души, и долгое время мы, наверное, просто не были к этому правильно расположены. Сейчас же нам интересно попробовать, ведь это крутой опыт — попробовать себя на тв и популяризировать свою музыку. Просто раньше мы особенно об этом не задумывались. Это честно!
— Как вы отбираете девушек для клипов? Проводятся ли кастинги?
Роман: Мы уже года три не делали серьёзных клипов. Когда мы создавали видео, мы подтягивали наших знакомых.
Александр: У нас был режиссёр — наш близкий друг, и мы сказали ему, что его слово должно быть решающим, что он должен взять на себя ответственность и сделать крутую работу. И он всегда производил первый отбор самостоятельно, а потом уже обсуждали мы, но массовых кастингов не было, мы просто общались с девчонками и понимали, подходят ли они на эту роль. Но о кастингах не задумывались.

— Расскажите про Мари Краймбрери...
Александр: Мари — очень крутая, очень энергичная, вдохновляющая. От неё безумно прёт харизма. Когда мы сидим и общаемся, мы чувствуем себя застенчивыми рядом с ней. Она очень классная, «борзая» в хорошем смысле.
Роман: Как сестра, как «бро».
Александр: И она титанически работает над собой, на неё смотришь и вдохновляешься, как она всё успевает.
— Какой самый запоминающийся подарок вам преподнесли фанаты?
Роман: Парень, кажется, из Барнаула был болен ДЦП, и на наш первый концерт он приезжал в коляске. Год назад мы ездили по Сибири, и он уже ходил, подошёл к нам и предложил выпить. И я его не узнал. Он сказал, что наша музыка помогла ему в тяжёлый момент, и сейчас он ходит. Мне кажется, это высшая материя, до которой Бог дал нам возможность дотронуться. Помочь человеку — это лучший подарок.
Как много времени ушло у музыкантов на то, чтобы сработаться? Почему Kavabanga игнорировал сообщения от Depo? В какой момент артисты решились на запись первого альбома? Почему участники группы стремятся к музыкальным экспериментам на концертах? Что восхищает Depo в Kavabanga? Почему Александр долгое время игнорировал социальные сети? Можно ли попасть в клип группы за деньги? Почему уже год артисты не могут записать дуэт с Мари Краймбрери? И что рассказали музыканты о своих девушках и отношениях на расстоянии?
Узнайте ответы на эти и многие другие вопросы, посмотрев новый выпуск онлайн-чата #RUTalk прямо сейчас!